Прощание с РСД-10

август 1988 года

Событие в предвечерней заволжской степи, свидетелями которого стали представители мировой общественности, десятки советских и иностранных журналистов, как бы подвело предварительный итог напряженной августовской работе наших ракетчиков.
Несколько строк из хроники этих дней. 8 августа в населенном пункте Лесная в тридцати километрах от Барановичей (Белорусская ССР) они приступили к ликвидации жидкостных ракет Р-12 (СС-4). В тот же день близ украинского города Сарны началась ликвидация вспомогательного оборудования - пусковых установок грозных РСД-10. 25 августа близ Читы (вся эта география раньше подавалась нами в виде "Н-скйх ракетных гарнизонов") они простились с первыми из восемнадцати (такова программа на август) РСД-10, уничтоженными методом пуска, то есть убывшими в вечность "своим ходом".
Все эти дни мы искали встречи с полковником А. Гутниковым. Прежде всего по той причине, что 30 августа Александру Алексеевичу исполняется 50 лет. Но главным образом все же потому, что должность он занимает весьма любопытную - начальник Центра управления ликвидацией ракет средней дальности.
Думаем, не каждый офицер-ракетчик, денно и нощно заботившийся о повышении боеготовности, имевший не одну сотню часов боевых дежурств, с легким сердцем согласился бы возглавить работу с прямо противоположными, на первый взгляд, целями и делать нечто обратное тому, чем он всю жизнь занимался. Между нами, к персоналу баз ликвидации уже прилепилось прозвище "ликвидаторов", видимо, по аналогии с названием похожего на крокодилью пасть агрегата для смятия корпусов головных частей ракет (эту штуковину мы впервые здесь, в Капустином Яру, и увидели).
- Дело оказалось весьма трудоемким,- переходя на серьезный тон сказал нам А. Гутников,- Ведь подобным опытом никто не располагал. Нужно было создать, как правило, на голом месте эти самые базы ликвидации, провести эксперименты, разработать методики, заказать и смонтировать необходимые стенды и оборудование. Мало того, предстояло обучить личный состав работе с инспекционными группами США. Короче говоря, нужно было сколотить коллектив, способный выполнить поставленную правительством ответственную задачу... Как известно, согласно Меморандуму о договоренности советская сторона должна уничтожить 826 ракет средней дальности (по уточненным данным данным - 809). Из них на Капустин Яр, то есть на подрыв, приходится около 600, методом пуска ликвидируют несколько десятков ракет РСД-10, ну а остаток приходится на устаревшие жидкостные ракетные системы, где достаточно слить топливо, срезать сопла ЖРД и разрезать баки. Весь трехлетний цикл ликвидации ракет средней дальности разделен на два этапа: на первом - 29 месяцев - будут уничтожены все Р-12 и примерно две трети РСД-10...
Этой арифметикой мы занимаемся в те несколько часов, что остаются до назначенного на 17 часов 30 минут взрыва на так называемой полевой технической позиции, построенной за короткий срок в прямом смысле в чистом поле на ровном, как стол, пространстве, поросшем верблюжьей колючкой и полынью. Командно - наблюдательный пункт, трибуны для гостей, медпункт, полевой ресторан, стоянка инженерной техники для рекультивации почвы в точке взрыва, два - "ликвидатора" в металлических клетках - для смятия корпусов головных частей... Тут же - жилая зона для американских инспекторов, сбору оборудованная, вот еще один парадокс истории, в штатных машинах боевого комплекса СС-20. Одна из этих трех машин - столовая с кухней, купе для поваров, салоном на четыре стола, умывальниками, библиотекой, телефонами и телевизором. Другая - общежитие, напоминающее спальный пассажирский вагон. Третья же - электростанция.
От трибуны куда-то далеко в степь, в сторону поля подрыва, или - "боевого поля", бежит рядок желтых столбиков с красными макушками - дают они направление на "точку". Там уже уложены три обреченные ракеты. До них - километров пять-шесть. С командиром базы ликвидации подполковником С. Гальченко и политработником подполковником С. Рудых (обоим по тридцать шесть лет) отошли чуть в сторону, туда, где выстроилась колонна из трех ракет и двух сорокатонных кранов (ракетчики демонстрируют доставку ракет на точку подрыва). Нет-нет да и бросят офицеры взгляды на боевые (уже в прошлом) машины. Чего в этих взглядах больше: тревоги, печали, радости? Трудно сказать. Но понять-то этих людей, да и самих себя нам надо.
Да, нелепо звучит словосочетание - "чудо-оружие", варварски, по-людоедски. С другой же стороны, это оружие, если рассматривать его как продукт человеческой мысли, как инженерное сооружение - действительно "чудо", вполне современное, красивое, если хотите. Мы радуемся за счастливую девочку, увидевшую собственными глазами уничтожение ядерной ракеты, ной стараемся поставить себя на место офицера, сломавшего то, чему он отдал всего себя.
Триумф разума и трагедия профессионала, свет и тьма, извечная борьба двух начал, раздвоение личности... В этом вот, думается, глубинная диалектика ликвидации целого класса страшного оружия. При одном, конечно, условии: если обеими сторонами дело делается честно, без кукиша в кармане в виде - "компенсации" и "довооружений". Как бы это ни было горько (с точки зрения простого подсчета убытков), но человечество должно было начать освобождаться от погибели на колесах, в пусковых шахтах, на железнодорожных платформах. На глазах, что говорится, у С. Гальченко и его сослуживцев РСД-10 "родилась", и на их же глазах умирает….
Вообще в этой степи история человечества в определенном смысле завершает сейчас виток своего развития, когда ракетная техника воцарилась в арсеналах. Период порой противоречивый, наполненный угрозами и недоверием, - "холодной войной", разорительной гонкой вооружений, - "ракетными кризисами" и региональными конфликтами. Без сомнения, год нынешний запомнится многими событиями. Советские войска выходят из Афганистана, смолк бессмысленный гром пушек на ирано-иракской границе, на земле Кампучии набирает обороты процесс национального примирения... Мирные взрывы в Сарыозеке (Казахская ССР), где первого августа началась ликвидация советских оперативно-тактических ракет, и здесь, в Капустином Яру, отмечают первые шаги человечества к безъядерному миру.
По дороге на базу ликвидации, а дороги здесь долгие, на десятки километров, мы останавливались у памятника на месте старта первой в нашей стране баллистической ракеты. Пуск тот состоялся в 9 часов 47 минут 18 октября 1947 года. Эта дата и считается днем рождения полигона.
Капустин Яр хранит память о первопроходцах: в названиях улиц большого зеленого города, в бюстах и обелисках, в музее, куда уже доставлена согласию опять-таки договору одна пусковая установка РСД-10. Здесь же, в городе, похоронен и первый начальник ракетного полигона генерал-полковник Василий Иванович Вознюк. На одной из степных развилок замечаем спутник - "Интеркосмос" - память о том, что с этой земли стартовала и космическая программа стран социалистического содружества. И все же главное, чем вынуждены были заниматься здесь ракетчики,-укрепление обороноспособности Отечества.
...Но вернемся, однако, на базу ликвидации, где гостей приглашают в автобусы, чтобы съездить на - "боевое поле", посмотреть на подготовленную к уничтожению связку из трех ракет. Напомним читателям:
РСД-10 - это двухступенчатая ракета длиной 16,49 метра. Первая ее ступень весит 26,63 тонны, вторая - 8,63 тонны. Конструктивно она выглядит так: тонкостенные оболочки диаметром 1,79 метра (первая ступень) и 1,47 метра (вторая) с запрессованным в них твердым топливом. Ясно, что имению на топливо приходится основная доля весового баланса ракеты. Поневоле задумаешься: с какой же силой ахнет эта связка?
Этот вопрос мы и задали на точке подрыва представителю инженерных войск полковнику Н. Кушко.
- Тротиловый эквивалент взрыва - около девяноста тонн, ответил Николай Иванович. - Для того, чтобы обеспечить полное, без каких-либо остатков уничтожение ракеты, мы провели серию экспериментов, разработали методику укладки ракет, обвязки их взрывчаткой. Воронка образуется приличная: диаметром метров в сорок и глубиной до двадцати. Сразу же после взрыва специально созданное подразделение майора Федорова приступит к рекультивации почвы, чтобы залечить "рану", нанесенную земле. Кроме того, необходимо было обеспечить стабильность экологического фона...
Читателей "Правды", надо сказать, этот вопрос сильно беспокоит. Судим так по редакционной почте. Сообщим что вокруг базы ликвидации ракет РСД-10 расставлены на удалении от шести до восьми - десяти километров 259 постов экологического контроля. Участвуют в этой работе специалисты Госкомгидромета и Минздрава СССР, Академии наук СССР. В свою очередь ракетчики еще раз просили нас передать читателям: ракеты прибывают сюда без ядерных зарядов.
...Время близится к 17 ч сам 30 минутам. Начинает оперативный отсчет. 30 секунд... 20... 10... 5...
- Огонь! - Слышна команда, поданная подполковник! А. Губой.
Яркая вспышка. Огненный шар вздувается; над степью, разлетаются искорки, секунд через тридцать шар гаснет и "отрывается" от земли.. Под гул поднимающихся вертолетов экологического контроля просим начальника полигона Капустин Яр и общего руководителя работ генерал - лейтенанта Н. Мазяркина коротко прокомментировать событие.
- Наша страна,- заметл генерал,- на первый взгляд пошла в реализации договора на крупные количественные уступки, ликвидируя, большее число носителей. Но это только на первый взгляд. Дело не в арифметике, а в балансе интересов сторон. К примеру, уничтожаемые американские евроракеты смогли бы достичь территории СССР всего за восемь-десять минут. Словом, наша оборона остается на том же уровне. Мы нисколько не поступились потребностями безопасности страны…

А. Горохов
Ю.Щербинин


Пожалуйста, оцените эту статью. Ваше мнение очень важно для нас (1 - очень плохо, 5 - отлично)
                   
Copyright © Ян Середа, 2000-2012.
Site powered by IndigoCMS 2.5
Страница сгенерирована за 0.015 сек.