C чего начиналась советская космонавтика:
с металлолома заводов Вернера фон Брауна

Владимир ПОКРОВСКИЙ

Вернер фон Браун в состоянии невесомости

Павел ГРЕЧАНЫЙ, инженер, имевший опыт работы с ракетными установками М-13 ("Катюша") и М-31 ("Ванюша"), в конце 1945 года был откомандирован в Особую советскую техническую комиссию, которая занималась изучением германского "оружия возмездия" - Фау-2. Как известно, в ракетной технике Германия в военные годы далеко опередила и США, и Советский Союз. В 1945 году создатель Фау-2 Вернер фон Браун вместе со своей командой сдался американским войскам. Нам же достались его ракеты и подземные заводы, их производившие.

- Особая техкомиссия базировалась в Тюрингии, в деревне Бляйхероде, - рассказывает Гречаный. - Там находился ракетный завод с производительностью тридцать Фау-2 в сутки. Нашей обязанностью было собирать всю документацию о ракете, искать сами ракеты, их детали, средства их траспортировки; нужно было также научиться собирать Фау-2. На нас была возложена еще одна задача - искать специалистов по производству ракет. Для этого мне дали "студебеккер", двух солдат, и время от времени мы выезжали на поиски в английскую зону. Все основные специалисты уехали вместе с фон Брауном в США, однако и мы не остались без улова. Так, однажды нам удалось нанять начальника технического отдела института Пеенемюнде - фон Грётруба. Он сам попросился, потому что не ладил с фон Брауном и не захотел к нему присоединяться.

- Какова была ваша главная задача?

- Провести пуск Фау-2 в СССР. Для этого была создана группа "Выстрел" во главе с Сергеем Королевым. К концу 1946 года мы собрали около двух десятков ракет, добыли много запчастей к ним и начали все это вывозить в Советский Союз - я был начальником одного из таких эшелонов. Особые сложности были с транспортировкой ракет. Из-за своей пятнадцатиметровой длины они не умещались в одном вагоне. Пришлось каждую особым образом размещать сразу на двух железнодорожных платформах так, что у задней платформы была размонтирована передняя стенка, а у передней - задняя. Каждый эшелон следовал в сопровождении взвода охраны. Это было необходимо главным образом потому, что маршрут проходил через Польшу, где в то время была очень активна Армия Крайова.

В Москве собранные ракеты и основная часть деталей к ним направлялась в Подлипки, в НИИ-88, где командовал Сергей Королев, я отвечал у него за сборку ракет. Все, что относилось к двигателям, отвозили в Химки, к Валентину Глушкову на 256-й авиазавод. Все средства транспортировки направлялись на шоссе Энтузиастов, к Бармину. Системами управления занималось КБ Пилюгина.

Одновременно велась интенсивная подготовка к первым пускам. Испытания были назначены на осень 1947 года. Местом для испытательного полигона был выбран хорошо известный сегодня Капустин Яр. Строительством полигона командовал генерал Василий Вознюк. Тогда Капустин Яр был самой обыкновенной деревней. Строителей и вообще всех людей, имевших отношение к полигону, набирали, как правило, из "технических" военных - танкистов, артиллеристов и авиаторов. Селились они рядом с деревней, в палатках, финских домиках и вагонах (для командного состава).

Никогда не забуду день первого пуска, на меня он произвел сильное впечатление. В тот день была пасмурная погода, и мы всё ждали "окна". Несмотря на то что приехало много высокого начальства, порядка особенного не было - каждый ходил, где хотел. Когда майлерваген (специальная тележка), установив ракету в стартовое положение, отъехал в сторону, два огромных электрических штекера, присоединявшихся под головной частью ракеты, были отсоединены, и объявили подготовку к пуску. Теперь ракета одиноко высилась посреди степи, она была расписана черными и белыми прямоугольниками и потому хорошо видна издали. Затем заработали двигатели, и она тихонько, степенно стала подниматься вверх, набирая скорость. На высоте 400 метров заработали стабилизаторы, и стало ясно, что пуск прошел удачно. Теперь таким зрелищем никого не удивишь, тогда же оно было ошеломляющим.

- Были ли аварии?

- Большинство последующих пусков, при которых я присутствовал, тоже были удачными. На моей памяти только одна ракета потеряла управление и упала не в трехстах километрах от полигона, как обычно, а в тридцати. Но, собственно, другого ожидать и нельзя было - по документам команды фон Брауна, надежность Фау-2 составляла семьдесят процентов.И только однажды пуск был отменен по вине персонала, а если уж совсем точно - по вине... Сергея Королева. Это было, кажется, с ракетой под номером 8. Еще в Москве, перед отправкой в Капустин Яр, Сергей Павлович по недосмотру вскрыл уже подготовленную к пуску ракету - ему нужно было проверить какую-то свою идею. В принципе, ничего страшного в этом не было, да и времени на повторную проверку не оставалось, поэтому мы отправили ракету на полигон, предварительно составив акт о случившемся. Но в день пуска оказалось, что у ракеты нарушена герметичность - спирт (одна из составляющих ракетного топлива) стал вытекать из баков, и фон Грётруб запретил испытания. За этот срыв я мог поплатиться головой или, как минимум, местом, но все обошлось. Правда, вскоре я и без того был отстранен от испытаний - по мере того как руководство страны все с большим вниманием следило за испытаниями Фау-2, требования к секретности, и без того очень жесткие, усиливались, и вскоре вспомнили про моих украинских родственников, живших во время войны на оккупированной территории.

- Есть версия, по которой наши первые космические ракеты "списаны" с Фау-2. Как вы относитесь к этому?

- Вернер фон Браун, что бы про него ни говорили, - величайший инженер, и его Фау-2 настоящее чудо техники. Каждая деталь этого очень сложного механизма тщательно продумана, технические решения в высшей степени остроумны - разбираться с ее устройством было для меня высочайшим наслаждением. Чтобы сконструировать хороший артиллерийский снаряд, требуется около десяти лет. Фон Браун, начав практически с нуля, успел сделать свое "оружие возмездия" менее чем за шесть лет. Несомненно, он отец всей современной космонавтики. Его Фау-2 лежит в основе всех современных космических аппаратов, она их прямой "предок".

Вернеру фон Брауну "повезло" больше, чем Павлу Гречаному, - немецкий конструктор заправлял всеми проектами НАСА вплоть до 1972 года. Все это время он противостоял Королеву и в конце концов победил, первым отправив на Луну человека. Однако его успех стал одновременно и концом - его следующий проект пилотируемого полёта на Марс стал ненужной тратой огромных денег. Великому инженеру пришлось подать в отставку.

Перепечатано с любезного согласия автора и редакции газеты «ОБЩАЯ ГАЗЕТА»


Пожалуйста, оцените эту статью. Ваше мнение очень важно для нас (1 - очень плохо, 5 - отлично)
                   
Copyright © Ян Середа, 2000-2012.
Site powered by IndigoCMS 2.5
Страница сгенерирована за 0.014 сек.