НЕИЗВЕСТНАЯ ВОЙНА В КОСМОСЕ

Михаил ПЕРВОВ

В конце 1950-х гг. Советский Союз развернул полномасштабную разработку средств радиоэлектронной борьбы и радиоэлектронного подавления. Одним из главных направлений стало создание систем защиты головных частей советских межконтинентальных баллистических ракет (МБР) от поражения противоракетами противника. Для решения сложнейших проблем в 1958 г. на базе лаборатории, которой руководили академики Борис Введенский, Михаил Леонтович и Владимир Фок, в московском НИИ-108 был создан специальный сектор № 3. Вскоре решением правительства страны институту была поручена разработка уникальных систем вооружения, которыми никогда и никто в мире до того не занимался.
ТЕМА “КУПОЛ”

Успешный пуск первой советской МБР Р-7 в августе 1957 г. инициировал целый ряд военных программ в обеих державах.Соединённые Штаты сразу после получения разведданных о новой русской ракете начали создание системы воздушно-космической обороны Североамериканского континента и разработку первого противоракетного комплекса “Найк-Зевс”. В мае 1958 г. было образовано объединенное командование НОРАД. Получив, в свою очередь, разведданные об американской системе, СССР в мае того же года приступил к разработке средств защиты головных частей баллистических ракет для прорыва обороны противоракетного комплекса “Найк-Зевс”.
    В начале 1961 г. НИИ-108 под руководством директора института генерала Петра Плешакова начал выполнение сразу трех экспериментальных работ под условными названиями “Верба”, “Кактус” и “Крот”. Требовалось дать ответ на главный вопрос: можно ли вообще защитить головные части МБР от противоракет противника. МБР имели дальность стрельбы более 10.000 километров и для достижения такой дальности развивали скорость на активном участке траектории свыше 7 километров в секунду. После выработки топлива ступени за ненадобностью отбрасывались, и полёт к цели продолжала боеголовка, оснащенная ядерным боезарядом. Летящая с огромной скоростью боеголовка длиной чуть более 2 метров - песчинка в космосе. Но новейшие радиолокаторы уже могли обнаруживать ее на огромной высоте в несколько сот километров и наводить на нее противоракеты. Противоракеты же не умели обнаруживать боеголовки без помощи наземных радаров. Вот с этими радарами в первую очередь и решено было бороться.
    Занимаясь темой “Верба”, начальник одной из лабораторий 108-го института Павел Погорелко разработал надувные и дипольные отражатели. В шутку надувные отражатели прозвали “пузырями”. Всерьез эти “пузыри” оказались незаменимыми “существами”. Они представляли собой пакеты из тонкой пленки, на которую наносился тончайший слой металла. На земле пакеты складывались в коробочки. Сотни таких пакетов размещались в головной части ракеты. В космосе пакеты раскрывались, принимали различные формы, в том числе форму боеголовки, и, разлетевшись на десятки километров в разные стороны, заслоняли собой от радаров противника основную цель.
    Эту же роль играли дипольные отражатели - небольшие куски проволоки, также предварительно укладывавшиеся в головную часть ракеты. В нужный момент в космосе до полумиллиона диполей разбрасывались вокруг боеголовки. Ни один радар противника не был способен “разглядеть” в этом облаке истинную цель.
    “Пузыри” прикрывали боеголовку на внеатмосферном участке траектории. Приближаясь к земле, эти легкие “существа” начинали безнадежно отставать. Более тяжелые диполи, как верные спутники, сопровождали подопечную в верхних слоях атмосферы. Дальше к цели боеголовка летела без защиты. Но для начала этого было достаточно - противоракетные системы противника еще не могли поражать головные части наших МБР в нижних слоях атмосферы.
    Параллельно с “Вербой” разрабатывал свою тему “Кактус” начальник сектора института Виктор Школьников (после него работу продолжил Алексей Данилов). Школьников и Данилов предложили использовать для защиты радиопоглощающие материалы. На боеголовку ракеты конструкторы ухитрились... надеть “чехол”, обладающий поглощающими свойствами. Энергию радиоволн радара этот чехол рассеивал и поглощал электромагнитную энергию, делая боеголовку почти невидимой. Эффективная поверхность рассеивания снижалась в 10 и более раз. Конечно, обнаружить можно и боеголовку, облаченную в “чехол”, но дальность обнаружения значительно снижалась, а вместе с ней снижалась и вероятность поражения цели противоракетой. “Чехол”, как и “пузыри”, действовал на внеатмосферном участке траектории полёта. На низких высотах он сгорал.
    В рамках темы “Крот” руководитель работ Виталий Герасименко и технический руководитель проекта Юрий Спиридонов создали... миниатюрный космический спутник. Конструкторы предложили захватывающую дух идею. На земле ракета комплектуется станцией активных шумовых помех. В космосе станция отделяется от ракеты, летит в отдалении от боевого блока и создает помехи, подавляя радары ПРО противника. Помехи таковы, что радар обязательно “проморгает” боеголовку. Скептики утверждали, что создать станцию такого малого веса и габаритов невозможно - во время работы она непременно перегреется и сгорит в космосе. Герасименко и Спиридонов их опровергли. Станция была создана.
    Испытания головных частей, оснащённых средствами защиты, проходили в 1962 г. и 1963 г. Сначала на стендах, затем на полигоне произвели пуски. В конце 1963 г. в комплексной научно-исследовательской работе “Купол” (научный руководитель Николай Алексеев) были обобщены результаты летных испытаний по темам “Верба”, “Кактус”, “Крот”, а также проведены системные исследования, позволившие впервые сделать вывод о принципиальной возможности защиты ракет с помощью средств радиоэлектронного подавления. СССР приступил к разработке, производству и развертыванию серийных комплексов преодоления ПРО для баллистических ракет.


 ПРОТИВ “СПРИНТА” И “СПАРТАНА”

   Первые отечественные МБР Р-7, Р-9 и Р-16 главных конструкторов Сергея Королева и Михаила Янгеля не имели средств преодоления ПРО. Основным их преимуществом была внезапность нанесения удара. Считалось, что за 30 минут подлётного времени к цели на территории США подготовиться к отражению ракетного нападения невозможно. Бурное развитие науки и техники внесло коррективы в первоначальные выводы. 4 марта 1961 г. в Советском Союзе впервые в мире был осуществлен перехват баллистической ракеты Р-12 противоракетой В-1000 экспериментальной системы А. И хотя Р-12 была ракетой средней дальности и не обладала скоростью полёта МБР, стало ясно, что перехват головных частей межконтинентальных ракет осуществим.

    В кооперацию предприятий по производству систем преодоления ПРО вошли организации Министерства обороны, ракетные КБ и серийные заводы. Возглавил кооперацию ГосЦНИРТИ - Государственный центральный научно-исследовательский радиотехнический институт (такое название получил в середине 1960-х гг. НИИ-108). С 1965 г. по 1988 г. это направление в институте вел главный конструктор комплексов, лауреат Государственной премии СССР Виталий Герасименко. В 1988 г. главным конструктором комплексов средств преодоления ПРО был назначен заместитель генерального конструктора института Юрий Спиридонов. Заместителем главного конструктора и научным руководителем работ с 1963 г. является Николай Пономарев.
    Разработкой комплексов преодоления занималась целая плеяда ученых, конструкторов и инженеров ряда организаций.

    В начале 1960-х гг. СССР и США приступили к разработке боевых систем ПРО А-35 и “Найк-Х”. После проведения в нашей стране целой серии фундаментальных и прикладных научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по защите стратегических ракет от средств перехвата были сформулированы основные принципы этой защиты. Были созданы технологии, позволяющие вести разработку новых средств для стратегических ракет, определены оптимальные наборы этих средств для всех типов ракет, разработаны способы боевого применения. Был сделан вывод о том, что для защиты боевых блоков на каждой вновь сконструированной ракете необходимо размещать индивидуальные комплексы. Отделяясь в полёте от ракеты и выстраиваясь в боевой порядок вокруг боеголовки, средства такого комплекса существенно затруднят селекцию и перехват боевых блоков.
    Михаил Янгель и Владимир Челомей приступили к созданию новых, более совершенных ракет. Первый работал над тяжелой Р-36. Решено было оснастить эту ракету комплексом “Лист”, предназначенным для преодоления ПРО. Разработку “Листа” вело руководимое Янгелем КБ “Южное” в Днепропетровске. ЦНИРТИ, возглавляемый Петром Плешаковым (позже институт возглавил Николай Емохонов), также принимал участие в работе над темой “Лист”. В институте этой темой непосредственно занимался Николай Пономарев. Летные испытания ракеты, оснащенной комплексом, начались в июле 1965 г., серийное производство и Р-36, и “Листа” было развернуто на Южном машиностроительном заводе.
    Ракету Челомея УР-100 - первую массовую отечественную МБР, развернутую позже в количестве более тысячи единиц в позиционных районах двенадцати ракетных дивизий на всей территории СССР, - оснастили комплексом “Пальма”. Обе ракеты - Р-36 и УР-100 - были приняты на вооружение решением правительства в один день - 21 июля 1967 г. В этот день все разрабатываемые в США системы ПРО потеряли значительную часть своей эффективности.
    ЦНИРТИ продолжал разработку новых комплексов. В конце 1972 г. была принята на вооружение первая отечественная твердотопливная МБР РТ-2П, оснащенная комплексом “Береза”. В 1974 г. была завершена разработка первого комплекса преодоления ПРО “Ледокол” в составе баллистической ракеты для подводных лодок Р-29 главного конструктора Виктора Макеева. “Пальма”, “Береза” и “Ледокол” были созданы под руководством Виталия Герасименко. Комплексы первого поколения надежно прикрывали головные части от противоракет американских систем “Сентинел” и “Сейфгард”. Для своего времени это был отличный результат.
    Убедившись в бесперспективности создаваемых систем “Найк-Зевс”, “Визард” и “Найк-Х”, предназначавшихся для защиты городов и территорий от ракетного нападения, и получив данные о развертывании новых советских ракет, американцы в 1967 г. приступили к разработке системы “Сентинел”, предназначенной для защиты 25 наиболее важных городов США от ракетного нападения Советского Союза. Как и “Найк-Х”, система должна была иметь противоракеты “Спринт” и “Спартан”. Позже, придя к выводу о том, что и эта система не сможет стать эффективной, американцы отказались от ее развертывания. Стало ясно, что защитить от ракетного нападения города и территории невозможно.
    В 1969 г. США приступили к разработке новой системы “Сейфгард”. На этот раз система должна была защищать только наиболее важные военные объекты - ракетные шахты, аэродромы стратегических бомбардировщиков, базы атомных подводных лодок и центры управления войсками. Однако некоторое время спустя решением сената США и эти работы были прекращены как недостаточно эффективные, а построенный и испытанный комплекс ПРО на ракетной базе Гранд-Форкс был законсервирован. СССР и США сели за стол переговоров об ограничении систем ПРО.
    Создатели отечественных систем ПРО утверждают, что именно благодаря их успехам в 1972 г. был подписан советско-американский договор. Создатели отечественных комплексов средств преодоления ПРО считают, что подписание этого договора является их заслугой. Думается, правы и те, и другие. Комплексы средств преодоления ПРО обладают высокой эффективностью подавления РЛС. Относительная простота и дешевизна позволяют своевременно разрабатывать новые средства и производить их замену на ракетах, поддерживая высокую эффективность ракет на протяжении всего срока боевого дежурства. Именно эти их качества в значительной мере способствовали тому, что СССР и США удержались от развертывания сверхдорогостоящих полномасштабных систем ПРО.


    ТЕПЛОВЫЕ ГОЛОВКИ, КАССЕТНЫЕ БЛОКИ, ЛАЗЕРЫ...
    

    В конце 1960-х гг. ведущие ракетные КБ Советского Союза приступили к разработке боевых ракет с разделяющимися головными частями. Разделяющиеся головные части (ядерные боевые блоки) представляют собой очень сложные цели для перехвата. Но все же перехват их возможен. Если же боевые блоки оснастить средствами преодоления ПРО, они становятся практически неуязвимыми.
    Анализируя варианты боевого применения МБР с разделяющимися головными частями, специалисты ЦНИРТИ пришли к выводу о том, что потенциальный противник все же сможет создать достаточно эффективную противоракетную систему, и только комплексы ее преодоления помогут нашим ракетам прорвать оборону, так как на уничтожение каждого боевого блока с комплексом преодоления ПРО потребуется несколько ракет-перехватчиков. Держать же на постоянном боевом дежурстве огромное количество мощных радаров, противоракет и других дорогостоящих систем слишком обременительно. Тем более, что для борьбы с этими системами применяются значительно более дешевые средства. Например, станция активных помех весит около 30 килограммов, а способна нейтрализовать работу мощной РЛС противника высотой с многоэтажный дом.

    Еще в 1960-е гг. родилась противоракетная игра. Конструкторы московского ЦНИРТИ на обычный листок бумаги записывали десять так называемых реализаций - данных об изменении радиолокационного сигнала головной части ракеты в полёте. При этом девять реализаций принадлежали ложным целям, а одна - боевому блоку. Требовалось вычислить, какой ответ является правильным. Листы бумаги запечатывались в два конверта для секретных документов, скреплялись сургучом и печатями играющих сторон. Один конверт оставался у разработчика - в ЦНИРТИ, другой конверт передавался смежной организации - воронежскому НИИ-5. Решив задачу, воронежцы должны были выслать свой ответ в Москву. После этого конверты должны были вскрываться, а данные сверяться.
    Ученые ЦНИРТИ показали мне такой конверт, хранящийся в их сейфе уже... 30 лет в ожидании ответа из Воронежа. Коллеги так и не смогли решить, какой же из ответов правильный. Разумеется, дело не в недостатке компетентности, а в степени сложности задачи.

    Под руководством директора института Юрия Мажорова и руководителя работ Виталия Герасименко велась разработка целой серии новых комплексов средств преодоления ПРО. Коллектив ЦНИРТИ совместно с реутовским НПО машиностроения, днепропетровским КБ “Южное” и Московским институтом теплотехники разработал комплексы преодоления “Каштан”, “Магнолия”, “Лавр”, “Вяз”, “Кипарис” и другие. Эффективность этих средств преодоления ПРО была высокой.
    С первых дней создания комплексов ПРО и средств их преодоления и на протяжении целого ряда лет в научных и конструкторских организациях СССР и США шла огромная, напряженная работа. Это была действительно гонка вооружений. В американских системах ПРО происходило снижение высот перехвата. В ответ наши конструкторы создали так называемые тяжелые ложные цели. Одним из первых «представителей» таких целей был прибор, разработанный Юрием Банниковым, Игорем Легким и Геннадием Бородиным. Эта цель, внешне напоминающая артиллерийский снаряд, в отличие от легких не сгорала при входе в плотные слои атмосферы, а, выдерживая колоссальную температуру, прикрывала боеголовку почти до самой земли.
    Убедившись в недостаточной эффективности своих радиолокационных станций, американцы приступили к созданию средств оптического диапазона, в том числе - тепловых головок самонаведения противоракет. Тепловые головки самонаведения не реагируют на станции помех и дипольные отражатели. Однако надежные средства защиты и от них были быстро разработаны.
    После оптических средств американцы взялись за еще более совершенные системы - кассетные головки самонаведения противоракет. Защита от них оказалась непростой задачей. Получив первые сведения о начале новых разработок в США, наши конструкторы тут же взялись за создание средств преодоления кассетных головок самонаведения и решили проблему довольно успешно.
    Не менее успешно была проведена разработка средств прорыва космических противоракетных систем и лазерных средств, создаваемых американцами в рамках СОИ. Сотрудники ЦНИРТИ пришли к выводу, что лазерное оружие, несмотря на его огромные возможности и невероятную скорость применения (ракеты - черепахи по сравнению с лазерным лучом), не является абсолютным. И против лазерного оружия были найдены эффективные методы борьбы с помощью средств радиоэлектронного подавления.
    Сегодня много говорится о возможности применения ПРО на театре военных действий. Эта противоракетная оборона является нестратегической, она не применяется в отношении стратегических МБР и не подвержена ограничениям договора 1972 г. Две системы в мире - отечественная С-300 (территориальная и армейская) и американская “Пэтриот” - предназначены для уничтожения баллистических ракет малой и некоторых ракет средней дальности. Эти системы довольно эффективны, обладают высокой скорострельностью, имеются на вооружении в большом количестве. Основной способ борьбы с ними - оснащение баллистических ракет средней и меньшей дальности комплексами средств преодоления ПРО.
    Первые работы в данной направлении институт провел еще в 1970-е гг., когда под руководством Игоря Куприянова был создан комплекс средств для баллистической ракеты “Ока” главного конструктора Сергея Непобедимого. В начале 1980-х гг. на вооружение в СССР и США были приняты две системы - “Ока” и “Пэтриот”. Применение зенитного ракетного комплекса “Пэтриот” против комплекса с баллистической ракетой “Ока”, оснащенной средствами защиты головной части, случись оно реально, было бы совершенно неэффективным. После принятия на вооружение “Оки” ЗРК “Пэтриот” потерял качество противоракетного оружия. Американцы, поняв это, сразу приступили к его модернизации. Но и коломенское КБ машиностроения вместе с коллективом ЦНИРТИ начало разработку модификации “Ока-У” с усовершенствованными средствами преодоления ПРО. Получился уникальный комплекс тактического оружия, равного которому не было бы в мире еще несколько десятков лет.
    В 1991 г. война в Персидском заливе показала недостаточную («иллюзорную», по оценке составителей справочников «Джейн'з». - «Я.Б.») эффективность новейшей модификации ЗРК “Пэтриот” ПАК-2 против безнадежно устаревших вариантов советской ракеты Р-17 (западное обозначение - “Скад-Б”). Часть “Скадов”, выпущенных Ираком, долетели до цели, несмотря на мощное противодействие системы “Пэтриот”. А ведь Р-17 не имела средств защиты и была разработана... в 1950-е гг. На смену комплексам Р-17 пришла “Ока”. Но по Договору о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, подписанному в 1987 г., все комплексы с ракетами “Ока” были уничтожены, а разработки модификации “Ока-У” и ее усовершенствованных средств преодоления ПРО - прекращены.
    Однако опыт, накопленный во время работы, остался. Сегодня в ГосЦНИРТИ под руководством директора института Алексея Шулунова и заместителя генерального конструктора Юрия Спиридонова ведется разработка перспективных комплексов преодоления, способных прорвать любую систему ПРО. Об этом - в следующих материалах.

Пожалуйста, оцените эту статью. Ваше мнение очень важно для нас (1 - очень плохо, 5 - отлично)
                   
Купить свидетельство о разводе

Добавить комментарий
X
ИМЯ: EMAIL:

Сколько будет 75+5? Введите проверочный код


Комментариев к статье: 2
13.07.12 - Алексей

Интересная статья, я, хоть и далек от этой темы, с нетерпением жду продолжения.Всегда было интересно знать, что имеет в виду Путин под нессиметричным ответом.

21.08.12 - Николай

Имеются в виду активно маневрирующие гиперзвуковые БЧ.

Copyright © Ян Середа, 2000-2012.
Site powered by IndigoCMS 2.5
Страница сгенерирована за 0.024 сек.